Диана Дуэйн. Глубокое Волшебство




Моему дорогому учителю
от почти застигнутой врасплох

Оглавление

1. Песня летней ночи
2. Песня Волшебников
3. Песня выбора
4. Песня Верховных Волшебников
5. Песня Синего Кита
6. Песня Эд'рума
7. Песня битв
8. Песня страха
9. Песня Серой 10. Песня правды 11. Песня встречи 12. Песня Двенадцати 13. Песня сердца Об авторе

Остановись! Отступи! Отойди!
...нет, все не зря. У тебя впереди
три года поисков и покорении.
Охотники знают - наступит срок
идти на запад, идти на восток:
верность поможет тебе одолеть
опасность глубинных глубоких волнений.

Триграмма 63 / CHI CHI
"Вода в огне"


Глава первая. ПЕСНЯ ЛЕТНЕЙ НОЧИ

Осторожно, чтобы не скрипнула шаткая дверь, Нита выскользнула на заднюю террасу летнего домика:
На секунду замерла в темноте, затаив дыхание. Номер не прошел.
- Ни-ита! - пропела мама из гостиной. - Куда ты навострилась?
- На улицу, - равнодушно откликнулась Нита, надеясь усыпить бдительность мамы.
С таким же успехом она могла попытаться надуть неусыпного охранника банка.
- На улицу куда?
- Ну, на пляж, ма!
Там, в гостиной, наступила пауза. И в пустоту ночи грянул рев бейсбольных болельщиков, сотрясавший телевизор.
- Мне не нравится, что ты идешь туда одна и вечером, дочка...
- Э-эээ, - протянула Нита, - у-уу... - Таким манером она всегда старалась увильнуть от прямого ответа и успеть придумать обходной маневр. - Я беру с собой Понча, - сообразила она.
- М-ммм, - промычала в свою очередь мама, прикидывая, что это задумала ее дочь.
Понч был большой черно-белой собакой, странной помесью колли и немецкой овчарки, неугомонным весельчаком, неустрашимым охотником на водяных крыс и чаек, преданным слугой и верным другом своему хозяину и Ните, которую считал лучшим другом хозяина.
- А где Кит? - не успокаивалась мама.
- Не знаю, - теперь уже уверенно откликнулась Нита, потому что это уже было почти правдой. - Он недавно пошел прогуляться.
- Ладно. Возьми Понча и поищи Кита. И оба тут же возвращайтесь. Не хочу, чтобы его родители подумали, будто мы оставляем мальчика без присмотра.
- Правильно, ма, - поспешила согласиться Нита, скатываясь по скрипящим ступеням и перебегая двор, пока мама не передумала, а отец не очнулся от своего бейсбола.
- Понч! Эй, Понч! - позвала Нита.
Она хлопнула калиточкой в ветхом заборе и, утопая в песке, побежала через дорогу к дюнам. Оттуда, из погруженных во тьму дюн послышался радостный лай. "Опять охотится", - мелькнуло в голове у Ниты, и она улыбнулась. Да, это, пожалуй, самые лучшие каникулы в ее жизни...
На вершине дюны она остановилась, переводя дыхание и вглядываясь в длинную, едва угадываемую в темноте полосу пляжа.
- У нас был неплохой год, - сказал ее отец пару месяцев тому назад за обедом. - Все же куда-нибудь далеко мы на каникулы поехать не сможем. Но почему бы нам не отыскать милое местечко где-нибудь поблизости? К примеру, один из пляжей Хэмптона. Снимем домик и поживем хотя бы пару недель не по средствам... Как вам такая идея?
Ните не пришлось долго упрашивать своих родителей позволить ее другу Киту Родригесу поехать с ними. Родителей Кита они вдвоем тоже легко уломали. Каждая из семей радовалась, что их ребенок наконец нашел себе друга. Нита и Кит только посмеивались. Если бы их родители знали все! Но взрослые, на их счастье, даже не подозревали, что происходит на самом деле.
Черная лохматая тень влетела на гребень дюны и, взметая тучи песка, кинулась к Ните.
- Стой! - закричала она Пончу, но, как всегда, без толку.
Он с разбегу ударил ее в живот обеими лапами и сбил с ног. Над Нитой нависла его пыхтящая морда, и лицо опалило горячее дыхание, смешанное с запахом дохлой рыбы, которой пес, вероятно, уже успел полакомиться. Нита попыталась сесть, но Понч накинулся на нее и стал в восторге облизывать щеки, лоб, тыкаться мокрым носом в губы.
- У-уфф! Хватит! Прекрати! - притворно ворчала Нита, кривясь и отпихивая собаку. - Понч, где Кит?
- Ав-ав-ав! Г-ггав! - лаял Понч, прыгая вокруг Ниты в надежде втянуть ее в игру. Он подхватил длинную измочаленную плеть морской водоросли и, мотая головой, принялся ее с рычанием трясти.
- Прекрати, Понч! - посуровела Нита. - Я. Тебя. Спрашиваю. Серьезно, - сказала она раздельно и значительно. - Где хо-зя-ин?
- Он играл со мной, - пролаял Понч, продолжая скакать вокруг нее по песку. - Он бросал палку. Я бегал за ней.
- Отлично. Где? Он. Сейчас.
Они дошли до обреза дюны. Песок здесь был плотнее, но все еще сухой. Прилив только еще начинался.
- Не знаю, - беспечно пролаял в ответ Понч. Ему уже надоели эти никчемные расспросы.
- Ты хороший мальчик, умница, - ласково протянула Нита.
Она наклонилась и принялась почесывать собаку за ушами. Понч стоял неподвижно, высунув язык и умильно поглядывая на девочку. Глаза его посвечивали зелеными огоньками в свете почти полной луны, которая вплывала на небо.
- Я не хочу сейчас играть. Мне хочется поплавать. Ты отыщешь Кита?
Глаза Понча погасли и теперь приобрели свой обычный коричневый блеск. Молчаливая просьба читалась в этих больших и преданных глазах.
- А собачьего печенья? - проскулил Понч.
Нита усмехнулась.
- Шантажист. Ладно, найдешь хозяина, получишь сразу два. Иди ищи!
Понч скатился с дюны и понесся по пляжу. Влажный песок комьями летел из-под его лап. Нита подошла к кромке воды и скинула с плеч ветровку, которая была надета прямо на купальник.
Всего два месяца назад возможность разговаривать с собакой и понимать ее могла показаться Ните сказочкой из диснеевского мультика. Но когда Нита наткнулась в библиотеке на книгу "КАК СТАТЬ ВОЛШЕБНИКОМ", она смогла кое-чему научиться (как и Кит, добывший подобную же книгу в букинистическом магазине), и поговорить с собакой стало для нее парой пустяков. Точнее, даже не поговорить, а понять ее, услышать. Нита обнаружила одну удивительную вещь: нет на свете НИЧЕГО, что не ОТВЕЧАЕТ человеку! Просто люди не умеют СЛУШАТЬ, не знают, как ПРАВИЛЬНО разговаривать со всем, что их окружает. Никто в мире не умеет понимать друг друга. "Как родители", - усмехнулась Нита.
Если бы ее мама знала, что Нита собирается купаться, она упала бы в обморок. У родителей ужасные представления о ночном купании, особенно после того, как они посмотрели фильм "Челюсти". Но что может случиться? Здесь нет ни одной акулы... "А если бы и были, - подумала Нита, - я уж как-нибудь смогла бы отговорить их глотать меня".
Она удостоверилась, что куртка лежит вне досягаемости приливной волны, и вошла в шипящую у ног воду. Волна плеснула до колен и оказалась, на удивление, теплой. Прибывающая луна, завешенная рябью прозрачного тумана, проложила по воде серебряную дорожку и щедро крупными светлыми монетками раскидывала блики по гребням волн. Повсюду разливалось тусклое лунное свечение, отчего и океан, и суша казались живыми, дышащими.
"Какая великолепная ночь", - подумала Нита. Она сделала еще шагов двадцать, упала плашмя в воду и нырнула в набегающую волну. Принесенный водой песок шаркнул по коже, глубина загудела в ушах. Нита вынырнула и легла на спину, наслаждаясь нежными щекочущими прикосновениями темной, чуть поблескивающей от лунного света волны. Здесь не было заливающего небо зарева городских огней, и Нита могла созерцать чистые крупные звезды, которые она так любила. Через некоторое время она встала, вода доходила до плеч. Нита не отрывала глаз от неба. У самой кромки воды носился Понч. Раздавался его возбужденный, заливистый лай.. "Не нашел Кита", - подумала она. Вероятно, что-то привлекло внимание пса. Может быть, краб? Выкинутая на берег мертвая рыба? Акула?..
Что-то толкнуло ее в спину. ТВЕРДОЕ И ЖИВОЕ! Нита мгновенно задохнулась от страха и завертелась в воде, вглядываясь в темную глубину. Неужто здесь есть акулы? Тогда она пропала! Над поверхностью воды показалась горбинка гладкой спины. Нита почувствовала, как ослабели ноги. Луна облизнула своим мерцающим светом вынырнувшее из воды неведомое существо. Наконец Нита смогла разглядеть, кто же перед ней. Стройное обтекаемое тело метра полтора длиной. Дырочка для дыхания между двумя задорными глазками, косо поглядывающими на нее. Рот, прорезанный в постоянной улыбке, на длинной клювастой морде. Она нерешительно протянула руку, и от ее прикосновения дельфин медленно повернулся в воде, перекатываясь с боку на бок, потираясь о ее ладонь теплой и на ощупь оказавшейся шелковистой, как атлас, кожей.
Она сразу же расслабилась и улыбнулась в темноте.
- ДАИ-СТИХО, - отчетливо сказала Нита, приветствуя жителя моря на Языке, который она изучила по своему волшебному учебнику и который должны были одинаково понимать все живые существа. Никакого ответа, кроме тихого свиста или булькающего шипения, Нита не ожидала. В конце концов, дельфин не обязан был с ней разговаривать. Свистящее приветствие - и пока! Можно нырнуть и отправиться по своим делам.
Но дельфин резко повернулся к ней, поглядел, казалось, ошеломленно.
- ВОЛШЕБНИЦА! - пронзительно свистнул он. Нита не успела ничего ответить. Дельфин стремительно нырнул, и лишь хвост его плоско хлестнул по поверхности воды, обрушив ей на голову тяжелый соленый пласт. К тому моменту, когда Нита протерла глаза, рядом с ней не было никого, лишь по-прежнему спокойные, ласкающие тело волны. Понч бешено прыгал по берегу, яростно лая что-то о морских монстрах стоящей около него небольшой темной фигурке.
- Нита?
Нита выбежала на берег, обгоняя настигающую ее волну. Около кромки воды ее встретил Кит и протянул ей ветровку. Он был меньше ее ростом, на год моложе, темноволосый и кареглазый. "И с острым умом, - с симпатией подумала Нита. - Определенно более острым и быстрым, чем должен быть у человека в двенадцать лет".
- Он лаял что-то о китах, - кивнул на Понча Кит.
- Дельфины, - сказала Нита. - Во всяком случае, ОДИН дельфин. Я сказала ему "привет", а он свистнул "волшебница!" и смотался.
- Да, - протянул Кит, устремив взгляд на юг, словно глядя вдаль через океан. - Что-то здесь, Ниточка, происходит. Я был на пристани. Камни обеспокоены.
Нита покачала головой. Ее волшебной способностью и обязанностью было общение с живыми существами. Животные и растения говорили с ней и делали то, что она просила, если, конечно, просила правильно. Умение Кита проделывать то же самое с неживыми вещами, которые на самом-то деле оказывались живыми, до сих пор поражало ее. Он мог спросить или попросить о чем-нибудь автомобиль, дверь или телеграфный столб. Поразительный талант! И непонятный даже ей.
- Чем это могут быть обеспокоены камни? - спросила Нита.
- Точно не знаю. Они не сказали. Камни, нагроможденные там, вспомнили о чем-то. Но говорить и даже думать об этом не желают. - Кит серьезно глянул на Ниту. - Одно ясно - земля когда-то содрогнулась. Они явно были потрясены.
- Ой, перестань! Это же не Калифорния. На Лонг-Айленде не бывает землетрясений.
- Когда-то было. Камни помнят... Интересно, чего хотел этот дельфин?
Нита тоже подумала как раз об этом. Она вжикнула молнией на куртке:
- Пошли, не то мама всполошится.
- Но дельфин...
Нита, не оглядываясь, пошла вдоль пляжа. Она уже была у подножия дюны, когда заметила, что Кит не двинулся с места.
- Бейсбол наверняка уже кончился! - выкрикнула она, поскольку Кит и Понч были довольно далеко. - Они рано ложатся спать. Вот когда заснут...
Кит что-то ответил вполголоса. Разобрать Нита не смогла. Он рванулся, курточка его захлопала на ветру. Теперь Кит шел рядом с ней. Понч досадливо лаял, догоняя ребят.
- Он просто терпеть не может заклинание "Излучи-меня-Скотти", - сказала Нита.
- Ага, когда искривляется пространство, он начинает бешено чесаться. Послушай, я тут попробовал кое-что другое...
- С водой? - Нита усмехнулась. - В темноте, надеюсь.
- Ага. Я покажу тебе позже. А потом...
- Дельфины?
- Угу! Бежим! Кто быстрее?
Они понеслись в дюны, а за ними летела черная, лохматая тень, что-то лающая о собачьем печенье.



далее: Глава вторая. ПЕСНЯ ВОЛШЕБНИКОВ >>

Диана Дуэйн. Глубокое Волшебство
   Глава вторая. ПЕСНЯ ВОЛШЕБНИКОВ
   Глава третья. ПЕСНЯ ВЫБОРА
   Глава четвертая. ПЕСНЯ ВЕРХОВНЫХ ВОЛШЕБНИКОВ
   Глава пятая. ПЕСНЯ СИНЕГО КИТА
   Глава шестая. ПЕСНЯ ЭД'РУМА
   Глава седьмая. ПЕСНЯ БИТВ
   Глава восьмая. ПЕСНЯ СТРАХА
   Глава девятая. ПЕСНЯ СЕРОЙ
   Глава десятая. ПЕСНЯ ПРАВДЫ
   Глава одиннадцатая. ПЕСНЯ ВСТРЕЧИ
   Глава двенадцатая. ПЕСНЯ ДВЕНАДЦАТИ
   Глава тринадцатая. ПЕСНЯ СЕРДЦА
   ОБ АВТОРЕ