<< Главная страница

Диана Дуэйн. Икс-Команда



ГЛАВА 1

С наступлением ночи на улицах Равенны обычно воцарялась сплошная тьма. Даже теперь, в начале XXI столетия, сей почтенный город вряд ли мог похвастаться лучшей иллюминацией, чем пару тысяч лет тому назад. Скорее в те далекие времена света на этих улицах было и побольше, ведь Равенна считалась вторым по значению городом огромной, хотя пришедшей уже в упадок и продолжавшей неминуемо скатываться к окончательной гибели, Римской империи. В наши же дни все без исключения муниципальные советы, вне зависимости от того, какие партии и политические течения брали верх на очередных выборах, были необычайно единодушны в своих пристрастиях к постоянному перебрасыванию бюджетных средств с одного счета на другой, так что, если бедным уличным фонарям и перепадала иной раз малая толика из городской казны, частные коммерческие фирмы, специализирующиеся на подобного рода подрядах, никогда не забывали в первую очередь всеми правдами и неправдами набить потуже свои собственные карманы. Так или иначе, но третье тысячелетие нашей эры узенькие улочки древнего города Равенны встретили в такой же темноте, какая была здесь и в эпоху самого раннего средневековья. Впрочем, нет правил без исключений. Таким исключением как раз и стала нынешняя ночь, когда освещения вокруг древних памятников архитектуры заметно прибавилось. И на этот раз не из-за того, что в безоблачном небе висела полная луна - луны как раз в эту ночь не было вовсе, - а благодаря множеству огненных вспышек, извергаемых оружейными стволами самого разного калибра.
Ночную тьму то и дело прорезали тонкие, как стрела, и яркие, как молния, залпы лучевых бластеров, всякий раз оставляя за собой резкий запах озона. Очень скоро весь городской воздух оказался настолько наэлектризованным, что волосы у людей в прямом смысле вставали дыбом - совсем как шерсть разозленного кота. Стены зданий, если только интенсивная пальба не успела уже разнести их на куски или поджечь, безостановочно извергали сотни светящихся искр. Впрочем, пока лишь некоторые из городских построек успели подвергнуться разрушению.
Пришельцы высадили десант на краю площади Святого Виталия, и, судя по действиям противника, Ари заключил, что они преследуют здесь только террористические цели. Что ж, надо признать, что начало операции удалось инопланетянам на все сто. На самой площади десант успел уже уничтожить несколько сотен представителей человечества, заживо спалив их или похоронив под обломками зданий. Не ожидая нападения, эти люди просто сидели за небольшими столиками, не спеша потягивая знаменитое итальянское vino rosso и прекрасный, приготовленный прямо в присутствии клиента черный кофе, наслаждаясь необыкновенно теплым осенним вечером, плавно переходившим в ночь. Стояла чудесная погода. Малейший ветерок утих, и на деревьях не шевелился ни единый листочек. Посетители открытых кафе неторопливо поглощали пастилу, халву и медовые пирожные, болтали друг с другом и смеялись, подчас намереваясь просидеть так чуть ли не до самого утра. И вот прекрасная ночь вдруг преподнесла всем им такой мрачный сюрприз, в мгновение ока обрушившись сверху морем огня, уничтожающих все на своем пути увесистых обломков древних каменных стен и четко, слаженно действующими группами вооруженного до зубов и безжалостного десанта пришельцев. Стоит ли удивляться, что от всех этих жизнерадостных людей в первые минуты атаки мало что осталось: лишь крики ужаса и боли вокруг... А теперь уже и они начали затихать. Только кое-где отзывались приглушенными стонами, причитаниями и плачем истекающие кровью раненые.
Здешние обитатели поторопились выключить всякое освещение в комнатах и теперь молча и страстно молили Бога о том, чтобы нелюди, которые, упав с неба, наводнили древний город, миновали их скромные жилища. Окутавшая Равенну ночь была пропитана сотнями и тысячами молитв, страстно повторяемых ее жителями, да огненными вспышками взрывов и выстрелов из всевозможного оружия. "Молитвы да пальба, - подумал Ари. - Теперь здесь вряд ли отыщешь какое-либо живое существо, которое интересовалось бы чем-то другим".
Даже если заглянуть в будущее, то вряд ли можно уверенно сказать, от чего во всей этой истории было больше проку - от пушек или от упований на Господа. Впрочем, что касается самого Ари, то он все же склонялся к тому, чтобы в основном полагаться на пушки.
- У меня тут довольно скверная заварушка, босс, - проговорил один из голосов у него в шлемофоне. Голос принадлежал Мэри, капитану Икс-команды и командиру одного из подразделений, составляющих боевую группу Ари. В ее голосе, как обычно, было больше веселости, чем тревоги и волнений. Ари усмехнулся и, выскочив из-за угла, служившего ему прикрытием, дал пару очередей по врагу. Что ж, именно такие интонации служат для возможного кандидата пропуском в возглавляемую Ари боевую группу, когда он подбирает себе людей.
- Что, прижали тебя и высунуться не дают?
- Да в общем-то ничего особенного, не страшней, чем бывало прежде. Хотя я бы и не отказалась от кое-какой помощи.
В той стороне, где находилась Мэри, что-то ярко вспыхнуло, и Ари увидел, как она бросает гранату; взрыв высветил несколько пришельцев. Затем еще одна граната - для надежности - отправилась в их направлении. Второй взрыв наверняка накроет и тех, кто мог бы двинуться на подмогу убитым.
- Ясно. Мигель!
- Звали, босс?
- Дай-ка мне знать, где ты находишься.
Чуть поодаль несколько раз часто промигал бластер, отправляя лучевые заряды в сторону противника и одновременно высвечивая азбукой Морзе букву "М". Выходит, Мигель сейчас чуть справа от Ари. Как раз там, где совсем недавно стояло кафе, а висевшая когда-то над крохотной булочной вывеска "Panetteria" служит ему прикрытием. Залпы бластеров уже успели выбить из симпатичной вывески несколько букв, и теперь под носом у Мигеля красуется лишь загадочное буквосочетание "P ett r".
- Что ж, хорошо. Ну и как ты там?
- Специально для вас, босс, приготовил тут небольшую кучку наших гостей. Ребята уже остывают. Ее превосходительству будет чему порадоваться.
- Давай все-таки не будем делить шкуру неубитого медведя, о'кей? - отозвался Ари. - Как-никак цыплят по осени считают. И кстати, брось слишком уж беспечно растранжиривать запас живого сырья. Будет очень неплохо, если сможешь кого-нибудь из них захватить, не нанося тяжких телесных повреждений.
- Ладно. А теперь вот что, - продолжал он, сменив тему, - поднимай-ка свою задницу с насиженного местечка и перебирайся поближе к Мэри - там без дела не останешься. У нее сейчас слишком много напарников в этой азартной игре. Видишь парадный вход в церковь? Вот те массивные бронзовые ворота?
- Понял. Спешу поучаствовать в тамошних увлекательных играх, - лаконично отрапортовал Мигель.
Ари на секунду высунулся из-за угла и с шумом перевел дух, уставившись на корабль пришельцев. Несколько чужаков, что недавно торчали возле самого корабля, уже отправились на тот свет. Изрядная часть тех, что бросились наутек сразу же после появления на поле боя Икс-команды, валяются теперь чуть поодаль, образуя настоящие баррикады поперек искореженного тротуара. Да, это те самые "уже остывающие ребята", про которых столь жизнерадостно сообщил Мигель. Кое-кто из сослуживцев с завидным, надо сказать, постоянством "пилил" Мигеля за то, что тот никогда не палит так часто, как мог бы. Однако Мигеля никакой критикой не пробьешь. Этот вояка твердо веровал в собственную теорию, согласно которой стрелять следует не раньше, чем мишень точно и надежно поймана в перекрестие прицела. В качестве доказательства своей правоты он всегда был готов привести скрупулезные статистические данные о том, насколько его метод эффективнее, нежели беспорядочная растрата плазменных патронов, практикуемая коллегами. Самый "легкий" из эпитетов, которыми он награждал подобную методу, - "преждевременная эякуляция". Впрочем, в последнее время тактика Мигеля находила все больше и больше сторонников, благодаря, во-первых, очевидным доказательствам ее эффективности, а во-вторых, открытой и недвусмысленной поддержке Ари да и самой Жанель Баррет - "ее превосходительства", как солдаты между собой называли командира базы. Воплощение идей Мигеля в жизнь уже привело к тому, что проводимые группой Ари бои сопровождаются куда меньшим шумовым эффектом, чем периоды перемирия Югославской войны конца XX столетия. К тому же такой метод позволял сэкономить боеприпасы, а следовательно, и деньги. Для командира базы это имело далеко не последнее значение.
Впрочем, в настоящий момент Ари больше задумывался о том, как бы побыстрее перебить всех оставшихся на площади инопланетян, нежели о себестоимости плазменных зарядов, драгоценных приборах и редких металлах, которые можно найти на их боевом корабле, или перспективе захватить живых пленников. Пока шел бой, командира группы мало что интересовало, кроме стрельбы и военных маневров.
Одна из главных задач боевых групп Икс-команды - пользуясь самым простым в мире языком, вдолбить наконец в инопланетянские мозги тот факт, что террористические рейды на Землю обходятся слишком дорого как в смысле потерь личного состава, так и всевозможного оборудования. Пусть наконец поймут, что овчинка выделки не стоит, и оставят человечество в покое. Целям подобного внушения служат поимка или уничтожение всех этих пришельцев до единого и изъятие в качестве трофеев каждого кусочка их корабля и амуниции - всего того, что можно использовать, - а также избавление их от всякого имеющегося имущества, независимо от того, сможет ли человечество хоть как-нибудь им воспользоваться или нет. Но самое главное средство убеждения - это все-таки убивать, убивать, убивать...
Главная проблема в том, что пришельцы просто обожают атаковать ночью. Почти все инопланетяне, к каким бы видам они ни принадлежали, способны в ночной тьме видеть без всяких приборов даже лучше, чем человек, вооруженный по последнему слову науки и техники. Подобная ситуация дает космическим террористам громадное преимущество. Ари никогда не хотел мириться с подобной несправедливостью и тем более не желал мириться с ней сейчас.
- Елизавета! - произнес он в шлемофон. - Доложи обстановку.
- Я тут. Торчу позади этой гигантской сиськи, босс.
- Это же мавзолей, никчемная ты личность! - возмутился Ари подобному невежеству и, припомнив одно из немногих известных ему русских слов, добавил: - Темнота некультурная. Может, ты за всю свою жизнь не видала мавзолея?
- А, гробница, - отозвалась Елизавета Янова. - Ну, гробницы-то я узнаю, когда они мне встречаются, и, к слову, босс, я сейчас не желала бы в одну из них попасть, даже в такую роскошную, как эта...
Речь ее оборвалась, и на смену философским рассуждениям в наушники ворвался грохот выстрелов из ствола крупного калибра. В следующую секунду Ари увидел, как чуть поодаль, на прилегающей к площади улице, некий темный предмет в высшей степени красочно разлетелся на куски.
- Ты бы лучше следила за тем, куда направляешь свой пистолетик, - заметил Ари. - Ради всего святого! Здесь же императрица похоронена!
- Ну, ее-то уж это не потревожит, - отозвалась Елизавета. - По крайней мере, на шум-то она уж точно не обратит внимания.
- Положим, в этом ты совершенно права, - продолжил свои увещевания командир, - однако все-таки...
Громыхнул еще один выстрел из того же весьма серьезного ствола. Ари почувствовал огромную радость от того, что у Елизаветы нет при себе ничего мощнее переносной автоматической пушки. К счастью, более тяжелого оружия человеку просто не поднять.
Лиза Янова просто одержима идеей использовать разрушительную мощь своего оружия на всю катушку, и бороться с этим нет ни малейшей возможности. Она действует по принципу: "Господь на небе узнает своих и рассортирует убиенные души", не меняя тактику, какой бы калибр ни попал ей в руки... Ари в ярких красках представил результаты сегодняшней работы Елизаветы, вооруженной тяжелой плазменной пушкой. Нынче, пожалуй, Господу придется сортировать, в основном, уникальные образцы архитектуры Римской империи времен упадка.
"Ладно уж, лучше сейчас об этом не вспоминать, - сказал себе командир группы - как раз в тот момент, когда поодаль что-то снова, теперь уже на редкость ослепительно, взорвалось. - Боже! Да в какого дьявола она там целится?!" Впрочем, что бы это ни было, оно снабдило всю площадь изрядным количеством света, а при свете гораздо сподручнее брать на мушку пришельцев. "Видать, маленький грузовичок", - решил Ари.
- Ребята, стреляйте по автомашинам! - скомандовал он. - Вспышки будут довольно короткими, но все-таки это лучше, чем ничего.
Командир подразделения бросил взгляд в сторону роскошного мавзолея Галлы Плацидии, с его величественным массивным куполом. Размышлениям о бесценных мозаиках пятнадцатого века, покрывающих старинное здание как снаружи, так и изнутри, он уделил на этот раз лишь доли секунды. Сейчас куда важнее события века двадцать первого.
На площади тут и там более или менее регулярно начали вспыхивать автомобили. Все эти машины были по большей части лишь крошечными легковушками, их топливных баков хватало ненадолго, и все-таки в те несколько секунд, которые очередной автомобиль дарил бойцам Икс-команды, на площади оказывалось достаточно света, чтобы без помех продолжать боевую работу. Едва лишь эти короткие вспышки успели прибавить древнему городу иллюминации, как со всех сторон площади с утроенной силой зачастили выстрелы - команда Ари использовала момент, ловя врагов в перекрестия прицелов. Рассыпавшиеся по площади инопланетяне начали отступать, уходя в тень и все больше и больше углубляясь в узкие боковые улочки.
"Вот уж этого меньше всего хочется, - подумал Ари. - Они мне нужны в одном, четко определенном месте, где мы бы с ними быстренько разобрались. Да... если бы желания да мечты сами по себе хоть что-нибудь меняли, старушка Земля давно уже позабыла бы обо всяких там космических террористах. Увы, не все так просто. И все-таки должен быть выход, - продолжал размышлять Ари. - Ни за что не соглашусь ввязываться в уличные бои и штурмом брать каждый дом, если есть хотя бы малейший шанс этого избежать".
Он лихорадочно перебирал в голове все приходившие на ум идеи, а перестрелка на самой площади между тем делалась все слабее и слабее. Зато в боковых переулках... Увы, арена боевых действий перемещалась в совершенно нежелательном направлении! Вдобавок Ари нутром чувствовал, что некто, образно говоря, заглядывает ему через плечо, то есть прослушивает отдаваемые им команды и переговоры его солдат. О том, какие мысли все эти переговоры возбуждают в голове незримого слушателя, можно догадаться.
Ба-бах!
Лазерный луч просвистел над самым ухом, и Ари рванулся с места, стараясь уйти с линии огня. Он бросился не в сторону - противник как раз этого и ожидает, - а вперед, приземлился на мостовую, торопливо, изо всех сил отталкиваясь, перекатился по булыжникам и оказался на открытом месте. Позади, возле стены, у которой только что стоял командир, раздался характерный хлюпающий звук, сменившийся той самой какофонией, которую каждый из служащих в Икс-команде знает по множеству боевых операций и стычек с инопланетянами, происходивших на городских улицах. Струя крови целатида ударила в стену, мгновенно разъедая штукатурку и даже укрытые под нею кирпичи. Эта жидкость уже через несколько секунд не оставляет от облицовки никакого следа и вдобавок проделывает в массивных стенах добротной старой работы глубокие рытвины и язвы. Затем на фоне шипения едкой кислоты раздался короткий приглушенный визг: создание, заявившееся сюда с неведомых, затерянных в глубоком космосе планет, получило второй, и последний в его жизни, лазерный заряд.
Ари уже вскочил на четвереньки, и взгляд его уперся в очередного пришельца, этот отвратительный маленький мешок с ядом. Человек выпустил в целатида порцию лазерного зелья и в следующее мгновение перевел огонь на громадного и до крайности уродливого, с точки зрения землян, мутона, топтавшегося прямо позади своего коллеги. Мутон грохнулся наземь и забился в агонии. "Не умирай, приятель, - мелькнуло в голове у Ари, разглядывавшего распростертого пришельца. - Мы всегда сумеем найти применение двум-трем новым пленникам".
И все-таки оставлять за спиной этого недобитка не было никакого желания. Надо продвигаться вперед, и перспектива получить лазерный заряд в спину вовсе не ободряла... Ари опустил бластер, аккуратно прицелился и разнес на куски каждый из локтей и коленей поверженного врага. Такая процедура лишит способности двигаться любое живое существо, будь то человек или же террорист с какой-либо неведомой планеты. Покончив с этим типом, командир группы пригнулся и крадучись, перебежками добрался до того самого угла, где стоял прежде, тщательно обходя пятна липкой, разъедающей все подряд крови целатида. Проклятая жидкость все еще струилась по стене, продолжая нещадно уничтожать древнюю, и так уже готовую осыпаться штукатурку.
- Доложите обстановку, - спокойным голосом произнес Ари, глядя, как вспышки выстрелов все более и более удаляются вдоль боковых улиц.
- Смываются они, босс, - отозвалась Елизавета. - Вся шайка двинула на северо-запад.
- Они упрутся в старинную городскую стену, - объяснил командир. - Это всего лишь в одном квартале отсюда, позади мавзолея. Вы там наверняка сможете загнать кое-кого из них в угол. Ну, а если все-таки не удастся, заставьте стервецов развернуться и, сделав крюк, пригоните обратно на площадь.
- Ясно.
- Тут полным-полно этих бурдюков с кислотой, босс, - отозвался еще один голос. Это был Родди Макграф, капитан Икс-команды. - Да еще кое-кто из риперов пожаловал. Изо всех сил стараются пробиться на ту сторону автостоянки.
Риперами человечество окрестило типов, встреча с которыми особенно нежелательна для землянина. Все дело в том, что любого мирного жителя, случайно оказавшегося поблизости от места прогулок подобных гостей, скорее всего, ожидает участь лишиться головы - в прямом смысле слова. Эти прожорливые и вечно голодные, покрытые шерстью двуногие существа с натурой лютого зверя способны в мгновение ока подскочить откуда ни возьмись и с ходу откусить вашу черепную коробку вместе с ее хваленым серым веществом, прежде чем вы успеете сообразить, что кто-то рассматривает вас как аппетитную закуску.
- Не дайте им вырваться, - проговорил Ари, - во что бы то ни стало. Если совсем уж никак не сможете заставить этих типов сотрудничать в процессе выбора квартиры, заставьте их развернуться и снова гоните к площади.
- Сотрудничать! - Обычная для Родди ирония проявилась на этот раз с небывалой силой. - Было бы забавно попытаться этих приезжих уговорить...
В следующее мгновение со стороны занимаемых подгруппой Родди позиций раздался дружный грохот плазменных выстрелов. Бойцы Икс-команды вели огонь, целясь вдоль виа Салара, в точку, расположенную на расстоянии одного квартала к востоку от площади. "Родди знает толк в том, как подтолкнуть партнеров к сотрудничеству", - улыбнулся Ари.
- Мигель! - вызвал он на связь другую подгруппу.
- Мы соединились с Мэри, босс, - жизнерадостно отрапортовал Мигель. - От той компании, которую она обхаживала, теперь мало что осталось. Несколько сектоидских снайперов все еще палят с верхних этажей жилых домов. Все мутоны свое получили. Впрочем, кое-кто из них еще дышит.
- Достаньте этих снайперов, а потом вместе с Мэри идите на подмогу Родди. У него дел просто невпроворот. Потери есть?
- Дагмар свалило. Рио отправился ее вызволять.
- Насмерть?
- Не знаю еще.
- Отправь Рио доставить ее домой, а потом пусть он вас догонит. Приступайте!
Ари продолжал дежурить на этом же самом наблюдательном пункте, следя за действиями подчиненных. Вот это зачастую и становится самой сложной задачей - не встревать, не мешать им, дать возможность каждому сделать свое дело, не дергать никого по пустякам... И тут за спиной командира загрохотали новые выстрелы. Его собственная подгруппа находилась как раз в том направлении, очищая поле боя и охраняя тот небольшой клочок мостовой возле улицы Четвертого ноября, где приземлился корабль Икс-команды.
- Паула, - проговорил он, - там в вашем районе все чисто?
- Никаких проблем, босс, - раздалось в ответ. - Вот только многовато мутонов путается под ногами. Один едва не вырвал с корнем руку Кливу, но Клив по-прежнему жив, рана не опасна. Брэйн отправился с ним на корабль.
- Еще потери есть?
- Больше никаких. Только рация Дорис не отвечает.
Ари недоуменно поднял брови. Пока что неприятностей куда меньше, чем он ожидал, а уж что касается радиосвязи, так она вообще функционирует сегодня на редкость хорошо. Сравнить хотя бы с предыдущим сражением...
- Заканчивайте там и перебирайтесь ко мне. Тут надо будет кое-что подчистить.
- Ясно.
Командир облокотился на стену и перевел взгляд на площадь. Вспышки выстрелов вновь начали приближаться, перемещаясь вдоль боковых улиц. Чуть левее, к югу от Ари, между стенами старых пятиэтажных домов гулким эхом отзывались извергаемые множеством стволов хлопки. Прямо на глазах Ари от ближайшего дома, будто поверженный звуковой волной, отвалился и, устремившись вниз, разлетелся по мостовой увесистый кусок кирпичной стены вместе с парочкой окон. Затем все стихло.
- Воспитательная работа со снайперами проведена, босс.
- Ты просто замечательный парнишка, Мигель! А теперь все подымайтесь и бегом к Родди.
- Моя подгруппа уже там, - невозмутимо доложил Мигель, полностью ошарашив командира, - я как раз доскребал здесь последние остатки.
- Один?! Безмозглый ты иди... - Тут Ари вдруг замолк, ибо неожиданно осознал, что и сам именно сейчас отличается ничуть не меньшим идиотизмом: торчит здесь в полном одиночестве. - Ладно, забудем об этом. Ты уверен, что всех их обработал?
- Как раз рассматриваю обломки и кирпичики. Надо бы, знаете, еще всех их пересчитать для верности, потом вывести среднее статистическое...
- Да ну тебя со всеми этими философствованиями! Давай двигай дальше.
И Ари снова подумал о том незримом слушателе, который следит за его переговорами. Возможно, очень скоро придется выслушивать серьезный выговор по поводу того, что на столь долгое время командир остался без единого солдата своей команды, который мог бы его прикрыть. Выслушивать выговор и что-то невнятно лепетать в оправдание... Если, конечно, за его действиями действительно наблюдают. Тьфу! Ни дать ни взять, тебе шесть лет от роду и ты с трепетом в душе беспокоишься о том, какое мнение составит о тебе Санта-Клаус. "Санта знает, вовремя ли ты лег спать, знает, когда ты проснулся, знает, когда ты был хорошим мальчиком, а когда совсем плохим... Сочтет ли он тебя достойным своих подарков?" Да, ты думаешь, что он следит за тобой, и все-таки ты в этом не уверен, и эта неопределенность мало-помалу подталкивает тебя стащить из шкафа банку варенья.
Звук приближающихся шагов вернул Ари к действительности. К нему шли Паула и ее подчиненные. Сама она двигалась в авангарде, как всегда, в полном снаряжении, ибо только что занималась расчисткой местности - эта обязанность традиционно выпадает на ее долю. Чуть позади топал Мэтт, а еще дальше, замыкая шествие, - рослая блондинка Дорис.
Через всю площадь, пересекая ее крест-накрест, протянулись яркие цепочки взрывов - видимо, подгруппа Мигеля, перебираясь к Родди, выпустила в качестве прикрытия серию гранат. В следующее мгновение воздух снова начали разрывать вспышки бластеров.
- Докладывайте, - произнес Ари.
- Угрохали двадцать мутонов, - ответила Паула, оглядываясь через плечо на своих подчиненных.
- Аж двадцать!
- Да, пришлось поработать, - бесстрастно согласилась она. - Я уже сообщала про Клива. Увы, все оказалось гораздо хуже. По дороге к кораблю он скончался.
- Вот дьявольщина! - вполголоса проговорил Ари. - Ну ладно... пока что у нас тут еще достаточно дел. Так что я хочу, чтобы вы...
Он не договорил. Дорис, составлявшая арьергард подгруппы Паулы, приближалась, с каждой секундой двигаясь все быстрее и быстрее. Голова ее опустилась, будто эта дама желала кого-то забодать; и вообще выглядела она довольно странно. Как-то совсем нехорошо выглядела. Вся какая-то угловатая и неуклюжая... Да, Дорис такой не бывала никогда. Вот она уже бежит, несется к ним со всех ног.
В следующее мгновение Дорис бросилась прямо на него. Ари успел увидеть - в последнее мгновение перед тем, как кулак этого мутировавшего существа врезался ему в шлем, - ее дряблое, расхлябанное лицо, начавшее уже терять свои очертания, и абсолютно пустые, безумные глаза. "Сделалась настоящей зомби. Окончательно и бесповоротно", - пронеслось у него в голове. Это была предпоследняя мысль командира высадившегося в Равенне подразделения Икс-команды, прежде чем в глазах у него остались одни только искры и пламя. Последняя же мысль оказалась примитивной до вульгарности, хотя и весьма реалистичной.
"Боже правый, а командир-то, кажется, готов в штаны наложить..." - сказал себе Ари и погрузился во тьму.

На расстоянии ровно в тысячу три мили от этого театра военных действий восседала в небольшом служебном кабинете, не имеющем ни единого окна, некая дама. Обстановка кабинета состояла из письменного стола, двух простых, лишенных обивки стульев: один помещался за столом, и именно на нем расположилась дама, а другой - напротив стола. Оба стула ничуть не отличались друг от друга степенью комфорта. На двери была надежным образом закреплена мишень для игры в дартс. Поверхность мишени несла на себе следы частого и совершенно немилосердного использования. Применяли ее, видимо, как по прямому назначению, то есть для игры по всем правилам - "кольцо удвоения" покрывали обильные следы дротиков, - так и для удовлетворения самых различных прочих потребностей. В настоящий момент в центре мишени красовался хорошенько обработанный метательными инструментами портрет мужчины с крупным, холеным, округлой формы лицом и столь серьезными усами, что их внушительные размеры невольно вызывали опасение, как бы эти усы не соскочили с физиономии своего хозяина и не пустились, подобно гоголевскому носу, искать счастья где-то на стороне и совершенно самостоятельно. Глаза у портрета отсутствовали; лишь пятна искореженной дротиками пробки могли бы напомнить постороннему зрителю о том, в каких местах находились когда-то органы зрения сего солидного господина. Изо рта, когда-то улыбавшегося, но теперь окончательно потерявшего всякую форму, из самого угла его, подобно хорошей сигаре, торчал очередной дротик.
За столом сидела Жанель Баррет собственной персоной. Стол ее, как и всегда, был идеально чист и блестел; сейчас на нем дозволялось обитать лишь компьютерному терминалу и единственному листку бумаги. Совсем другое зрелище представлял собой пол кабинета с хаотично нагроможденными кипами бумаги, магнитными лентами, дискетами, кассетами и прочими канцелярскими принадлежностями. В общем, обстановка ясно давала понять, в какой именно манере хозяин кабинета предпочитает складировать деловые бумаги: свалить все прямо на пол, откуда уже ни единый листок не сможет упасть. Некоторые из стопок (большей частью те, что непосредственно прислонились к стене) были совершенно ровненькими и могли похвастаться прямо-таки военной выправкой и организованностью; однако многие соседи их делали все возможное, дабы нагнать на окружающих страху: с самым свирепым видом клонились они кто вправо, кто влево, а кто прямо вперед.
Что касается самой Жанель, то в данную минуту она, похоже, придерживалась точно такой же жизненной позиции. Госпожа Баррет тяжело оперлась на локти, низко наклонившись над тем самым единственным листком бумаги, что покоился на столе, и сверлила его глазами, одновременно вполуха слушая раздающееся из компьютера бормотание переговоров одной из боевых групп, посланных на перехват вражеского десанта.
"...Давайте-ка теперь поосторожнее..."
"...Босс будет отнюдь не в восторге, если мы вернемся, не захватив никакого барахлишка..."
Жанель слегка улыбнулась - плутовато и криво, одной стороной рта, затем оторвала взгляд от бумаги и покачала головой из стороны в сторону - особым, заранее условленным образом, такой сигнал вызывал на связь ее секретаря.
- Джоэл?
- Да, босс?
- Это пятую группу мы сейчас пеленговали?
- Именно ее. Они в Триполи.
- Дай-ка мне восьмую. Где они сейчас?
- Все еще ощипывают того самого гуся, босс. Где-то над Средиземным морем.
- А где третья?
- В Равенне.
Улыбка Баррет сделалась еще более хитрой.
- Итак, злодей возвращается на место преступления, - вполголоса произнесла Жанель.
- Полковник Лоренц бывал там со своей группой и раньше?
- Нет, не с группой, - ответила Жанель и возвела свою ухмылку в наивысшую степень плутоватости. - Ладно, это не важно.
Из компьютера раздалось потрескивание, и некий женский голос произнес: "Я тут. Торчу за этой гигантской сиськой, босс". - "Это же мавзолей, никчемная ты личность! Темнота, некультурная. Может, ты ни разу в жизни не видела мавзолея?"
- Очень тактичная светская беседа, как и всегда, - пробормотала Жанель, высоко вскидывая брови.
- Что вы говорите, босс?
- Да нет, ничего, Джоэл.
Устройство связи с секретарем наполнилось непроницаемой тишиной, что наверняка предполагало его поднятые в немом вопросе брови. А также серьезное подозрение, что под подобными репликами кроется гораздо больше, чем просто "ничего". Жанель перевела взгляд на мишень, висящую на двери, затем снова обратилась к пресловутому бумажному листку и, взяв его в руки, поднесла почти к самому носу.
В листке значилось:

"Кому: Баррет Жанель, командиру базы Икс-команды "Ирил М'Гаун".
Отправитель: Кении Деннис, старший командующий, штаб-квартира Икс-команды.

С настоящего момента Вы назначаетесь региональным командующим Икс-команды на территории Южной Европы и Северной Африки. Документы, подтверждающие Ваши полномочия, а также необходимые Вам секретные коды прибудут со специальным курьером".

Что ж, прочитать все это было весьма приятно. В первый раз. Неделю назад, когда сия бумага впервые легла на стол Жанель Баррет, она радостно улыбнулась.
Вот уже второй год, а точнее, ровно тринадцать месяцев, Жанель является командиром этой базы, "Ирил М'Гаун". И положа руку на сердце она ни за что не назвала бы подобный пост синекурой. Кое-где в другом месте командование базой, может быть, и доставляет некоторое удовольствие, но только не здесь. Единственные дары природы, окружающие ее нынешнее жилище, - это скалы да песок. Или, если уж вам очень хочется отыскать какое-нибудь разнообразие, - песок и скалы. Да уж, Марокко - воистину заноза в сердце.
А что сложного в том, чтобы соорудить новую базу? Подыщи на земном шаре местечко, которое нисколько не интересует ни аборигенов, ни звездных пришельцев (или по крайней мере сделай вывод о никчемности данной местности, исходя из своих собственных данных), вырой там большую глубокую яму (ну, или, пожалуй, несколько таких ям) и преспокойно строй свою базу. Потом нашпигуй ее парой сотен совершенно одержимых, свихнувшихся на своих открытиях ученых да еще (вот с этим народом как раз наиболее скверно иметь дело) таким же примерно количеством пилотов и солдат.
А потом сиди себе спокойненько да поплевывай в потолок.
Если проследить за действиями предыдущего командира базы "Ирил М'Гаун", никаких отклонений от вышеописанной стратегии при всем желании не разыщешь. У Жанель просто в голове не укладывалось, как человек, дослужившийся в Икс-команде до столь высокого звания, мог вообразить, будто секретная военная база - это такое заведение, которое будет без всяких хлопот процветать, в то время как сам командир не обращает на него никакого внимания и даже не заботится о финансовых вливаниях. Предшественник госпожи Баррет довел базу до того, что на ней решительно все оказалось в острейшем дефиците. Хронический дефицит личного состава, дефицит оборудования и даже - ну можно ли такое вообразить? - дефицит продовольствия! Мозг Жанель долго и напряженно работал в поисках причины того, что подобная ситуация сохранялась так долго и никто не обращал на полный развал базы никакого внимания. Может, у этого горе-командира было баснословное количество высокопоставленных друзей? Или, может быть (Жанель все-таки склонялась именно к этому варианту ответа), высокие чины Икс-команды просто-напросто не переставали мучиться головной болью по поводу гораздо более серьезных проблем где-нибудь в других уголках земного шара, чтобы заметить что-то неладное? Так или иначе, "Ирил М'Гаун" продолжала катиться по наклонной плоскости ко всем чертям, и никто палец о палец не ударил... До тех самых пор, пока в Страстную пятницу террористический десант пришельцев не высадился в одной из религиозных столиц мира - городе Риме.
Воспоминание об этом конфузе Икс-команды и настоящей трагедии для человечества заставило Жанель поморщиться. "Ирил М'Гаун" была единственной базой, способной в тот день отразить вторжение. Но вторжение не только не удалось отразить. Не удалось даже хоть сколько-нибудь серьезно помешать этим убийцам. Результат - более шести сотен человеческих трупов и сплошная пустыня на месте древнейших кварталов Рима. То, что за две тысячи лет не смогли сделать ни само время, ни бесконечные толпы туристов, норовящих от каждого памятника отколупнуть по кусочку и унести в кармане в качестве сувенира, ни озабоченные лишь собственными сиюминутными благами местные жители, то и дело перестраивающие древнейшие памятники архитектуры на свой лад, инопланетный десант проделал за каких-то десять минут, превратив Колизей в кучу мусора и вдобавок (а ведь это был только "побочный эффект" их деятельности) похоронив не кого иного, как самого Папу Римского под развалинами. Сказать, что итальянское правительство, как выражаются дипломаты, было "всерьез озабочено" - значит не сказать ничего.
Сразу же после этих событий - Жанель всерьез подозревала, что трупы погибших еще не успели остыть, - прежний командующий базой получил уведомление о том, что может отправляться на все четыре стороны. Затем последовал довольно короткий, примерно в неделю, "переходный период": на базу прибыла группа ревизоров и принялась бродить по служебным помещениям и рыться в бумагах. А потом Жанель Баррет, служившая в то время в Рио-де-Жанейро в звании полковника, неожиданно получила назначение на пост командующего "Ирил М'Гауна" и оказалась вынуждена по-быстрому собрать чемоданы и отправиться в эту Богом забытую дыру.
В то время еще не вполне осознавая причины головокружительного взлета по служебной лестнице, Жанель пребывала чуть ли не в состоянии эйфории. Подобный рост карьеры намного превосходил самые смелые ее ожидания - по крайней мере, если говорить о времени. Жанель казалось, что перспектива сделаться командиром базы ей не светит еще долгие и долгие годы, а тот факт, что власть имущие четко и недвусмысленно дали ей понять, что ожидают от нового командира решительных действий и глубоких реформ, в том самом стиле, в каком госпожа Баррет действовала на прежнем своем посту, заставил радостное возбуждение прямо-таки выливаться через край, и она сразу же с головой погрузилась в работу.
Но вот теперь... Как страстно теперь мечтает командир базы хоть ненадолго вернуться в добрые старые времена, в ту эпоху, когда она могла просто выпрыгнуть из трюма "молнии" и с чистой совестью с ходу взорвать все, что вызывает подозрение способностью доставить какие бы то ни было неприятности. Увы, теперь уже нет прекрасной возможности решать все проблемы с помощью гранат или автоматической плазменной пушки. На нынешнем посту приходится оперировать бухгалтерскими счетами - оружием едва ли менее смертоносным, по крайней мере для людей, но не приносящим даже тени того морального удовлетворения.
Из компьютера динамиков лился сплошной треск оружейной стрельбы.
"Цельтесь по автомашинам, ребята. Освещения надолго не хватит, но все-таки это лучше, чем ничего".
Жанель снова улыбнулась. Да, Ари не из тех, кто упустит возможность воспользоваться валяющимися на дороге ресурсами, будь то импровизированный факел или что-нибудь посерьезнее. Когда она впервые объявилась на этой базе, Ари, пожалуй, был здесь единственным человеком, обращавшим внимание на подобные проблемы.
Тринадцать месяцев... Все это время Жанель трудилась не покладая рук. Она ведь очутилась в таком заведении, где внутреннее напряжение, огромной тяжестью давившее на плечи каждого, было на порядок больше, чем на любой нормально функционирующей базе. На то существовало множество причин, но корень зла все же скрывался в одной простой вещи: никто здесь друг другу не доверял в том смысле, что не мог положиться на своих товарищей, не был уверен, что напарник выполнил свои обязанности четко и в срок. Увы, командование базы совершенно не заботилось о том, чтобы подчиненные исполняли свой долг на сто процентов. Жанель в первые же минуты поняла это и все-таки поначалу недельки две предпочла просто отсиживаться, разыгрывая из себя зачарованную принцессу, спящую красавицу. Она просто сидела и наблюдала, изучая, кто именно и что делает, а кто не делает совершенно ничего и только попусту тратит драгоценные ресурсы базы, продолжая даром поглощать свой паек. Война с инопланетянами - штука довольно дорогостоящая. И в той ситуации, когда планету охватил глубокий кризис и едва ли не половина земного шара столкнулась с настоящей экологической катастрофой, необходимые для этой войны деньги отнюдь не растут на деревьях. Прежний командующий базой "Ирил М'Гаун" (где-то он сейчас, а? - впрочем, Жанель не пыталась это выяснить; она слишком хорошо понимала, что рано или поздно кто-нибудь да проболтается, принесет весточку об этом типе) начал свою службу на этом посту, имея в своем распоряжении весьма пухлые банковские счета. Но сей господин потратил такие баснословные суммы на научно-исследовательские проекты, не давшие практически никаких результатов! А вот справиться с террористическими рейдами пришельцев ему, увы, удавалось крайне редко. Так что теперь, если только эти инопланетяне, конечно, не вздумают взять долгосрочный отпуск или вообще затворить двери своих жилищ и сделаться домохозяйками, "Ирил М'Гауну" для восстановления боеспособности потребуется множество финансовых вливаний. А также технических средств, толкового персонала... Пролетели две недели затишья, во время которых новый командир изучала обстановку, и затем, совершенно неожиданно для всех, эта спящая красавица обратилась вдруг в свирепую амазонку. Жанель принялась с невиданной энергией и методичностью перетряхивать все заведение сверху донизу и наводить идеальный порядок.
Она сразу же указала на дверь изрядной доле научных работников, имевших обыкновение невозмутимо сидеть сложа руки, растрачивая очень уж кругленькие суммы на те идиотские проекты, которые предшественник госпожи Баррет так ни разу и не удосужился подвергнуть хоть какой-нибудь проверке. Она начала торопливо распродавать всю технику, приборы и амуницию, что хотя бы на полшага отстали от жизни, морально или физически устарели. А заодно и захваченные в боях образчики техники пришельцев и ценные сырьевые материалы, которые можно было выудить из их подбитых кораблей. Продавалось все это зачастую неким анонимным организациям неизвестного рода деятельности и довольно темным личностям. "Я готова снабдить дюжиной батарей лазерных орудий самого Кощея Бессмертного, если он явится сюда с хрустящей пачкой наличных", - во всеуслышание заявила Жанель, и реакция не заставила себя долго ждать. Уже через несколько дней возле базы стало появляться множество маленьких частных самолетиков, пилоты и пассажиры которых предлагали Жанель банкноты, достоинство которых выражалось в денежных единицах самых разных государств (впрочем, принимались лишь твердые валюты), за самые экзотические товары. В ход пошло всевозможных калибров оружие, приборы и материалы с захваченных вражеских судов, редкие металлы и далее трупы инопланетян. Неослабевающий спрос на эти самые трупы снова и снова вызывал у командира базы громадное недоумение. Что они с ними делали? Кинофильмы, что ли, снимали на темы из жизни далеких миров? Загадка казалась просто неразрешимой. Тела пришельцев не содержали в себе никаких полезных для промышленности или медицины химических веществ, и никто, кажется, во всем известном Жанель мире не пытался еще использовать их в пищу.
В известном ей мире... Жанель поморщилась, представив себе, что, может быть, трупы эти, подвергнувшись кое-какой обработке, поступают в продажу в виде супов быстрого приготовления, предназначенных для каких-то других инопланетян. Космос заполняют множество самых разных биологических видов и подвидов разумных существ, и кто знает, может быть, кое-кто из них рассматривает подобные продукты в качестве деликатесов. Такой оборот дела вовсе не удивил бы госпожу Баррет. Человечество всегда славилось готовностью что угодно и у кого угодно купить и кому угодно что угодно продать. Казнокрадство и растраты казенных сумм на планете Земля - дело вполне естественное. И не во власти Жанель положить этому конец. Единственное, что она может и должна делать, так это решать собственные конкретные задачи как можно лучше.
На базе она открыла дополнительные шахты и приспособила их под ангары, построила новые исследовательские лаборатории и заводские корпуса. Затем наняла толковых ученых взамен уволенных. Она очень внимательно изучала заслуги и способности кандидатов, а своим начальникам научных отделов дала четкие и скрупулезно разработанные инструкции относительно того, какие именно исследования ей нужны и к какому сроку она хочет получить результаты. Если эти господа не справлялись, Жанель тут же их выгоняла - многие долго сокрушались и горестно сетовали, что подобный пинок под зад происходит без всяких предупреждений, в мгновение ока. Что ж, пусть жалуются. Как бы то ни было, а "Ирил М'Гаун" очень скоро заработала репутацию такого места, где человек толковый, способный добиться конкретных результатов, сразу же получает огромные возможности для творческой научной работы, чем бы он ни занимался - изучением иммунной системы флоатеров или обменом веществ в нервных клетках криссалидов. Сама Жанель не слишком хорошо разбиралась в научных тонкостях, так что ей было практически все равно, какова именно специализация того или иного работника. Лишь бы от этого был толк. И вот множество самых талантливых деятелей науки со всего мира начали просто драться за то, чтобы получить местечко на "Ирил М'Гауне". "Ну что ж, не так уж плохо, - заключила Жанель. - Тем более для подобного захолустья, окруженного сплошными камнями и песком".
А еще она сразу же приступила к производству оружия - всерьез и с большим размахом. "Стволов и снарядов никогда не бывает достаточно" - стало ее лозунгом. Особенной любовью Жанель пользовались лазерные пушки - большей частью из-за того, что их изготовление давало серьезную прибыль. Баррет нередко задумывалась, кого же именно она вооружает, правительства каких государств через годик-другой столкнутся с оснащенной по последнему слову науки и техники повстанческой армией. Да, кое-каким местным властям придется туго. И все же Жанель решила, что гражданские войны в отдельно взятых странах - сущая мелочь по сравнению с той опасностью, которую призвана остановить Икс-команда. "Если ценой того, что мы выдворим пришельцев с Земли, станет падение парочки местных правительств - Бог с ними, жизнь есть жизнь. На планете не осталось ни единой страны, у которой не пострадал бы бюджет от варварских налетов пришельцев. Когда наконец от них избавимся, еще будет время на то, чтобы разобраться с местными бунтами. Не обойдется, разумеется, без человеческих жертв, изрядных разрушений да и немалых убытков, но в этом случае порядок на планете будут наводить ее коренные жители".
А еще стоило обратить внимание на все те полезные вещички, что можно поснимать с разбитых НЛО. В прежние времена боевым группам, отправлявшимся встретить незваных гостей, командование даже не намекало на то, что вражеские корабли следует сбивать там, где их потом можно будет без помех развинтить и все полезное увезти с собой. Слишком уж сильны были настроения типа: "Да кому это нужно? Да с какой стати подставлять собственную шею? Лучше уж просто отправим его на донышко Средиземного моря". Непростительная роскошь! Жанель внимательно следила за действиями боевых групп те первые две недели, пока оставалась "спящей красавицей". А потом рассчитала почти всех полковников и кое-кого из капитанов, отправила на переобучение некоторых других и вообще перетасовала весь личный состав. Отношения во всех подразделениях к тому моменту были уже столь натянутыми, что подобные служебные перестановки никто и не думал встречать в штыки. Разобравшись с персоналом, Жанель провела несколько рейдов под своим собственным командованием, дабы показать всем, как надо работать.
Из динамика опять выливается пальба. Стреляют, видно, где-то совсем близко. Вот раздался чей-то стон, и солдат тяжело рухнул наземь. Жанель вся сжалась, прислушиваясь. Оттуда явно раздается человеческое дыхание - учащенное, но все-таки глубокое и здоровое. "С ним все в порядке". И снова хлопки плазменных выстрелов, все так же близко. Короткие очереди - столь характерное для Ари стаккато. Аккуратная прицельная стрельба, никаких попыток послать море шальных пуль, никакой лишней растраты энергии. И вдруг ни с того ни с сего - тишина.
"Доложите обстановку".
"Смываются они, босс. Вся шайка двинула на северо-запад".
Жанель снова улыбнулась все той же хитрой, слегка кривоватой улыбкой. В те первые две недели этот человек оказался для нее огромным подспорьем - один из двух-трех на "Ирил М'Гауне", у которых действительно есть голова на плечах. О, полковник Лоренц вовсе не пытался ловить каждое ее слово, подобно многим здешним воякам, подмазывавшимся к новому командиру, а заодно желавшим выяснить ее слабости! И тем не менее полковник всегда оказывался под рукой, когда у Жанель возникали затруднения, когда надо было, чтобы кто-то объяснил непонятные новичку вещи, помог найти верные решения проблем. Этот высокий, широкоплечий, могучего сложения блондин с добродушным лицом в отметках старых шрамов, с очаровательными карими глазами под длинными ресницами умудрялся всегда очутиться именно там, где нужно. Вот он стоит, прислонившись спиной к стене, посреди свистопляски взрывов, такой спокойный и уверенный, надежный, как сама каменная стена; вот он выпрыгивает из служебного люка боевого корабля типа "шторм"... В голове Жанель замелькали ожившие воспоминания. Лоренц никогда не увиливал от обсуждения серьезных проблем и никогда не опускался (а здесь, на "Ирил М'Гауне", этим грешили слишком уж многие) до того, чтобы трезвонить об ошибках и просчетах своих коллег-офицеров. Он всякий раз просто указывал на то, что, по его мнению, требовалось улучшить или исправить, а выводы предоставлял делать ей самой. Перебранки и взаимные обвинения его нисколько не интересовали. Зато интересовало другое: как сделать, чтобы искореженный "шторм" снова заработал, чтобы исправно работали лазерные орудия, а солдаты и офицеры действовали четко и профессионально... Всегда невозмутимый, в любых обстоятельствах сохраняющий трезвый, практический ум, полковник Лоренц, с его отношением к службе и вообще к жизни, просто не мог не привлечь пристального внимания Жанель. Она ведь и сама всю жизнь интересовалась практическими делами куда больше, чем сетованиями по поводу того, как все вокруг скверно. Очень скоро Баррет стала беседовать с Лоренцем о том, как бы вновь привести базу в божеский вид, практически ежедневно. И практически так же скоро полковник Лоренц стал для нее просто Ари.
А еще через некоторое время он стал для нее кем-то большим, чем полковник. Но это, впрочем, уже никого, кроме них двоих - Ари и Жанель, - совершенно не касалось.
А из динамиков компьютера опять раздалась пальба - непрерывный грохот очередей автоматической пушки. Да еще болтовня по рации офицеров и солдат, старающихся наилучшим образом выполнить общую для всех них задачу. Так, значит, это та самая площадь? В памяти Жанель всплыли картины их совместного с Ари путешествия в Равенну девять месяцев тому назад. У обоих был выходной, и они занялись личными делами. На том, чтобы посетить именно Равенну, настоял Ари: его интересовали древние мозаики. Жанель, не будучи поклонницей старинного искусства, согласилась лишь ради того, чтобы воспользоваться возможностью немного подтрунить над его слабостью, и немое восхищение Лоренца, застывшего тогда подле древних изображений одетых в строгие монашеские рясы черноглазых фигур, ее немало удивило. Не меньшее удивление Жанель испытала и от того, что эти пришедшие из глубины времен устилающие стены и полы одной из старинных гробниц мозаики затронули какие-то глубинные, неведомые доселе струны и ее собственной души. Эффект усилило выражение лица Ари, слишком уж похожее на печальные и глубокомысленные лики средневековых святых. Через пару часов, сидя в одном из уличных кафе, Ари пил красное вино и, сотрясая свежий вечерний воздух древнего города заразительным смехом, делился впечатлениями. Жанель только улыбалась и кивала, чувствуя себя не в силах противостоять каким-то мощным флюидам, исходившим от ее спутника, оказавшегося куда более разносторонней личностью, чем можно было подумать, видя его лишь на службе. Именно тогда она поняла, что в душе Ари сокрыто куда больше прекрасного и удивительного, чем она подозревала, и чтобы докопаться до всех тайников этой души, нужны долгие и долгие годы. Если, конечно, на протяжении этих лет оба они останутся живы.
Да, если они выживут... Земля двадцать первого века - уже вовсе не то тихое, спокойное местечко, каким она казалась до появления пришельцев. Жанель вполголоса рассмеялась, вспомнив о том, что конец девяностых годов прошлого столетия кажется теперь идиллией по сравнению с тем хаосом, в который превратился мир в последние годы.
"Паула, там, в вашем районе, все чисто?"
"Никаких проблем, босс. Только вот слишком уж много мутонов путается под ногами. Один едва не вырвал с корнем руку Кливу, но Клив еще жив, рана не опасна..."
"Он работает. Работает четко и слаженно, следя за тем, чтобы все подгруппы действовали сообща", - подумала Жанель. Она отбросила воспоминания и опять склонилась над проклятым листом бумаги. Да, все они тут работали и старались действовать сообща эти долгие тринадцать месяцев. Дела пошли на поправку.
"Ирил М'Гаун" сделалась наконец надежной базой, на которой престижно служить. Жанель раз за разом находила все новые и новые слабые места и безжалостно ликвидировала слабину. Перехват вражеских налетчиков поставлен теперь как подобает. Крайне редко боевые группы базы "Ирил М'Гаун" сбивают корабли пришельцев над морем. Уроки Жанель пошли впрок. Ценнейший трансурановый элемент, элериум-115, который можно добыть с этих вражеских кораблей, подчиненные Жанель Баррет доставляют в таких количествах, какие даже и не снились персоналу других, куда более крупных и лучше оснащенных баз. Впрочем, Жанель не намерена останавливаться на достигнутом и хочет эти показатели увеличить, а заодно улучшить скорость реагирования на вражеские рейды и эффективность боевых действий.
Да, на "Ирил М'Гауне" есть еще над чем поработать. Одна из главных проблем, лишавшая Жанель сна, - отсутствие прибора, скрывающего от могучих щупалец пришельцев мозги всего персонала базы, электронного мозгового щита - пару месяцев назад дождалась-таки своего решения. Ровно за полгода до сегодняшнего дня Баррет продала или заложила практически все до последнего винтика из тех вещей, что не были базе жизненно необходимы ежедневно, дабы собрать средства и оплатить заказ этого щита. Многие из подчиненных ей офицеров отреагировали весьма бурно и отнюдь не радостно. Еще бы: не один месяц после этого пришлось держаться на честном слове над необозримой финансовой пропастью. В этот период Жанель сделалась настоящей гарпией, напирая на то, чтобы каждый бой, каждый перехват приносил в первую очередь прибыль, прибыль и еще раз прибыль. Пилоты боевых кораблей и солдаты-десантники начали уже болтать, что командир продала бы собственную башку какому-нибудь анонимному дельцу с темным прошлым в качестве трофея с инопланетянского корабля. Наиболее злые языки добавляли к сему приговору еще и то, что, мол, принимая во внимание образ действий и философию шефа, "бабушка Жанель", пожалуй, действительно была инопланетянкой - вероятнее всего, из целатидов или еще каких-нибудь зловредных "бурдюков с кислотой". Но а уж сама-то госпожа Баррет...
И все-таки, не взирая ни на что, моральный дух всех и каждого окреп, когда мозговой щит наконец заработал. Все выглядело так, будто кто-то щелкнул неким таинственным выключателем. "А что, - подумала Жане ль с чувством глубокого удовлетворения, - кое-кто это действительно проделал!"
Одно лишь сознание того, что твои мысли никто теперь не способен подслушать, уже очень много значит.
Но остальные проблемы остались. Надо бы построить побольше ангаров, широких и просторных, расширить научно-исследовательские лаборатории. Один из ее работников занят сейчас по-настоящему революционными исследованиями этериалов. В его отдел жаждет попасть огромное количество талантливейших ученых со всего мира, но только где их всех разместить? А еще базе совершенно необходима дополнительная площадь для содержания захваченных в плен инопланетян.
Баррет издала глубокий вздох. Работа начальника никогда не бывает сделана до конца...
По крайней мере, до тех пор, пока ты не получаешь нечто похожее вот на это.
Она снова уставилась на бумажный листок. В следующем абзаце черным по белому значилось:

"От Вас также требуется срочно подыскать себе замену для руководства базой "Ирил М'Гаун". В ближайшее время Вы переводитесь на территорию Швейцарии. Ваша задача - выбрать наиболее подходящий по всем параметрам пункт и начать строительство новой базы, предназначенной стать главной базой Икс-команды в данном регионе. Обстоятельства требуют, чтобы новая база была отстроена, оснащена всем оборудованием и начала функционировать не позже чем через два месяца".

Жанель вполголоса выругалась и рывком выдвинула ящик стола, разыскивая один из запасных дротиков. Ну разумеется, она сама во всем виновата. Слишком уж часто жаловалась - как в частых беседах с Ари по окончании трудового дня, так и во всеуслышание в своих рапортах Центру, - что база "Ирил М'Гаун" просто физически не способна сдерживать все атаки террористов в Центральной и Северной Европе. О да, нападения инопланетян на Южную Европу и Северную Африку, особенно после того, как заработал мозговой щит, сделались куда более редкими. Но если взглянуть на Европу в целом, то и дилетанту ясно, насколько там накаляется обстановка. Боевые подразделения Жанель Баррет выбиваются из сил, чтобы вовремя добраться до северных окраин этой части света и успеть перехватить вражеские корабли. Пока прилетишь в такую даль, уже и времени не остается на то, чтобы хоть что-нибудь полезное сделать. Да, Жанель отлично известно, как сильно пострадали базы во Франкфурте и Москве, совсем недавно подвергнувшиеся массированным атакам пришельцев. Но взваливать заботу о двух обширных континентах на бедную, затерянную в песках "Ирил М'Гаун"... Да у этой базы едва хватает ресурсов, чтобы защищать север Африки!
Что ж, вот и ответ на все жалобы, четкий и однозначный. Центр отнесся к жалобам Жанель с полным пониманием! Она снова выругалась, не стесняясь в выражениях. "Спаси нас, Господи, от бюрократов, - продолжала бормотать командир базы. - И в первую очередь от тех, что имеют уши, дабы слышать, да еще и мозги, чтобы понимать услышанное, принимать решения и действовать. Два месяца! Два несчастных месяца, черт бы их побрал!" Госпожа Баррет тяжко вздохнула, переводя взгляд на портрет прежнего командира базы, сделала легкий взмах рукой и отправила дротик прямо в нос своему предшественнику.
"Вот и награда за все мои труды, - с горечью рассуждала она. - Это тебе, милая, за то, что выполняла свои обязанности на все сто, за то, что работала не покладая рук и привела это проклятое место в порядок. Только-только твоя контора начала наконец четко работать, как хорошо смазанный механизм. Последние остатки когда-то неразрешимых проблем уже уходят в небытие, и тут... Где же справедливость-то, а? И вообще, я так ненавижу мороз!"
Она подхватила еще один дротик. "Если мне доведется хоть раз в жизни встретить тебя во плоти, - проговорила она, сверля глазами портрет, - в первую очередь позаботься о том, чтобы поблизости не оказалось никаких острых предметов".
"Двадцать мутонов уложили", - проговорил кто-то там, посреди Равенны.
"Аж двадцать!"
"Да, пришлось поработать".
Жанель задумчиво кивнула. Ее подчиненные успели приобрести хорошие привычки. Или скорее они их просто вспомнили. Так или иначе, но со служебными обязанностями теперь все справляются. Жанель была почти уверена: воцарившееся на базе напряжение, когда она появилась здесь впервые, в значительной степени объяснялось тем, что множество людей в глубине души понимали, что не справляются со службой. А прежний командующий не предпринял никаких шагов, дабы заставить их преодолеть собственные страхи и собственную лень. Люди почти забыли, зачем именно находятся на этой базе. А ведь цель совершенно очевидна: защитить Землю. Драться в каждом бою так, как будто этот бой последний. Отдельная стычка, случайное столкновение с пришельцами, перехват их террористических рейдов могли неожиданно оказаться переломными моментами в судьбе целой планеты. Первое время напористо проводимые Жанель реформы нередко встречали изрядное сопротивление - впрочем, не со стороны тех людей, от кого зависело самое главное в жизни базы. Что касается Ари, то он выслушивал множество нелицеприятных бесед Жанель с подчиненными, особенно пилотами и десантниками, с явно одобрительным, хотя и мрачным выражением лица. Казалось, человек этот и сам давно мечтал высказать что-то подобное, но только в верхних эшелонах власти его некому было поддержать. Такая поддержка "сверху" толковых офицеров и солдат жизненно важна для базы. Вялый и апатичный командующий совершенно не способен хоть чего-нибудь добиться. База под его руководством неизбежно деградирует так, что само существование ее теряет всякий смысл, и наконец погибает при самых идиотских обстоятельствах.
"Что бы ни выпало дальше на нашу долю, по крайней мере, такая участь моим людям не грозит. Но, Боже мой, кого же я здесь оставлю командовать вместо себя?"
В динамиках вдруг раздался резкий крик. Где-то очень близко. За ним последовало своего рода возмущенное ворчание. Это, конечно, Ари. Именно такие звуки он всегда издает, если сильно удивлен или получил серьезную рану. Тишина... ...а затем - грохот взрыва и полный разрыв связи.
Жанель на несколько секунд застыла как статуя, буравя гладами компьютер. Связь не восстанавливалась.
- Джоэл? - проговорила она.
- Потерял их, босс.
- Что ж, ладно, - произнесла Жанель таким тоном, будто это не имеет значения. - Восстанови связь, как только сможешь. А пока что позвони в библиотеку - мне нужны кое-какие карты. Пусть пришлют Европу в масштабе один к пятидесяти тысячам и еще отдельно Швейцарию, покрупнее, один к десяти тысячам, если у них есть.
- Есть, босс, - негромко отозвался Джоэл и отключил свой микрофон.
Жанель отложила второй дротик в сторону, потянулась за авторучкой и, перевернув тот самый листок бумаги, принялась составлять два списка. Один состоял из тех людей, которых стоило бы взять с собой - уже завтра или, на худой конец, послезавтра - в Швейцарию. Второй список заполняли фамилии офицеров, которым можно доверить управление "Ирил М'Гауном", пока Жанель будет отсутствовать.
Она начала было вписывать в первую колонку фамилию Ари, но затем остановилась и, критически посмотрев свои записи, отложила их в сторону. Извлекла чистый бумажный листок и, позабыв о двух первых списках, решительно начала составлять третий список дел, которыми должен заняться ее временный заместитель, стараясь позабыть о том, какую боль доставляют измученные бессонницей глаза.

В голове плясали языки пламени и летали искры. Несколько минут Ари просто был не способен сосредоточиться на чем-нибудь другом. Только сплошной шум в несчастной черепной коробке да невообразимая обжигающая жара, запах раскаленного камня, горелой ткани, плавящихся металлов... Он старательно принялся моргать, пытаясь сообразить, в каком же направлении смотрит. Вверх? Вниз? Сориентироваться в пространстве по-прежнему не удавалось.
Кто-то довольно грубо ухватил его сзади. Ари попробовал сопротивляться, но скоро заметил знакомый цвет офицерской униформы: это, конечно, Паула.
- Держите криссалида! Давай, давай, достань его! - орала она во все горло.
Ари еще раз рассредоточенно моргнул и сумел разглядеть некие туманные очертания людей; фигуры двигались будто в густом, похожем на кисель тумане, и Ари с трудом сумел бы узнать хотя бы одного из собственных подчиненных. Кто-то из команды Паулы, укутанный в защитный боевой костюм, - вероятно, это Мэтт, - вскинул на плечо пусковую ракетную установку. Ракета, судя по характерным очертаниям, явно с зажигательной боеголовкой.
- Какого дьявола он с этой адской игрушкой? На таком коротком расстоянии...
- Лучше уж зажариться заживо, босс, - подала голос Паула, - чем сделаться жилищем для одного из этих типов.
Ари наконец справился с собой и, оглядевшись по сторонам, понял, о чем она рассуждает. Почерневшая, обгорелая фигура, которая когда-то была беднягой Дорис - прежде чем криссалид ее сцапал, - распласталась теперь посреди старинной мостовой. Тело то изгибалось, то вздувалось в самых неожиданных местах, подобно отвратительной гусенице гигантской моли. Вот опаленная кожа со звуком, напоминающим рвущуюся бумагу, лопнула, и вместе с потоками белесой жидкости и сгустками крови из трупа выскочил еще один похожий на краба криссалид, совсем молодой и всерьез проголодавшийся. Быстро-быстро перебирая лапами и щелкая челюстями, он прыгнул прямо на Паулу. К счастью, это порождение некой неведомой планеты совсем не заметило Мэтта, стоявшего чуть в стороне и вооружившегося теперь куда более подходящим предметом, нежели ракетная установка. Вот в его руках заработала миниатюрная автоматическая пушка, и длинная очередь бронебойных зажигательных снарядов прошила инопланетное чудовище. В теле криссалида появились четыре, а то и все пять объемистых дырок. Такое большое количество зажигательных снарядов вызвало настоящую пирофорную реакцию, и криссалид вспыхнул, как бочка с бензином. Несколько секунд на теле инопланетянина играли языки пламени, а затем оно взорвалось, разлетевшись на мелкие кусочки: панцирь не выдержал громадного давления пожираемых пламенем внутренних органов.
Клубы дыма, копоти и поднятая взрывом пыль заставили Ари закашляться. Еще через пару минут он окончательно пришел в себя и освободился от поддерживающих рук Паулы.
- Спасибо.
- Да ладно, босс, все это пустяки, - ответила та.
К ним уже спешили остальные. Выглядели они довольно-таки потрепанными, но держались бодро.
- Так куда теперь, босс?
- Пойдем поможем остальным. Они вон там, впереди, с той стороны площади. У нас за спиной больше не осталось криссалидов? - Ари обратил взгляд в ту сторону, откуда явилась Дорис.
- Да нет, не думаю, - отозвалась Паула. В голосе ее, однако, чувствовалось сомнение. Паула, конечно, думает сейчас о том же самом, о чем и Ари: кто знает, где и каким образом этот проклятый криссалид сцапал Дорис...
- Что ж, через пару дней все будет ясно, - мрачно резюмировал Ари. - А пока что хватает и других проблем. Вон там, впереди по-прежнему полно наших милых маленьких приятелей, и меня не оставляет страстное желание поговорить с ними по душам.
- Я бы не отказалась от дополнительного освещения, - пробормотала Паула себе под нос.
Ари обернулся и подмигнул Мэтту. Мэтт подобрал тяжелую плазменную пушку, оброненную Ари, когда тот грохнулся без сознания на мостовую, и теперь протягивал оружие командиру.
- У меня есть на этот счет кое-какая идейка, - начал Ари. - Вы, ребята, держитесь пока поближе ко мне. Видите вон ту здоровенную церковь? Туда-то как раз я и направляюсь.
- Не слишком-то подходящий момент, чтобы удовлетворять религиозное рвение, - прокомментировал Мэтт, шагая через площадь.
Прежде чем Ари успел ответить, на них обрушился целый ливень плазменных выстрелов. Палили из окна жилого дома, расположенного чуть левее. "Один из тех проклятых снайперов, которого Мигель не успел вычислить", - подумал Ари. Мэтт деловито задрал кверху дуло ракетно-пусковой установки; остальные бросились в стороны, ища укрытия. Мэтт неторопливо прицелился и нажал на спуск. Фасад здания обрушился едва ли не целиком.
- Я просто в восторге от этого ружьишка, - прокомментировал стрелок, присоединяясь к остальным, уже двинувшимся дальше.
- На первом этаже этого домика был грандиозный кондитерский магазин, - сокрушенно вздохнул Ари.
- Сперва религиозное рвение, теперь - гастрономические пристрастия... - заговорила Паула, усмехаясь. - Что-то уж вы слишком разбрасываетесь, босс.
- Верно. Религия в первую очередь. Пошли.
Они двинулись через площадь мимо искореженного и превращенного в кучу железа диверсионного корабля пришельцев, мимо ободранных и обгоревших стульев и столиков когда-то существовавшего здесь кафе под открытым небом, перешагивая через множество трупов - людей и инопланетян. Ари с удовлетворением подумал, что на этот раз они явились к месту событий на редкость быстро: после приземления вражеского корабля прошло не больше пяти минут. Конечно, было бы лучше встретить его где-нибудь за пределами города... "И все благодаря счастливой случайности. Мы просто оказались в нужное время в нужном месте, - размышлял он. - Если бы пришлось тащиться сюда от самой "Ирил М'Гаун", ничего этого уже не существовало бы. - Он оглядел площадь, окруженную старинными зданиями. - Ни этого, ни вон того..."
Ари перевел взгляд на церковь. Вспышки выстрелов, грохот разрывов, человеческие выкрики и крики пришельцев - все это в основном сосредоточилось чуть правее храма, там, где берет начало виа Алигьери, улица, названная в честь великого Данте, чья гробница также находится в Равенне. Ари бросил взгляд вдоль виа Алигьери и заметил, что перестрелка идет лишь в самом ее начале.
- Кто удерживает тот угол? - проговорил он в шлемофон. - Возле вот того болезненно-бледного домика?
- Мы, босс, - отозвался голос Родди Мак-графа. - Приперли здесь к стенке весьма тепленькую компанию. Кое-кто из них укрылся за этой массивной церковью, а остальные - между ней и той каменной сиськой.
- Хорошо. Держите их там. Я собираюсь зажечь для вас хорошую люстру, чтобы приятней было работать.
- Уж не Луну ли вы намерены на небо вызвать, босс, наплевав на все законы астрономии? - вклинился голос Елизаветы. - Неплохой был бы фокус.
- Нет, не совсем то. А вы пока делайте свое дело.
Вокруг Ари и его команды неожиданно засвистели целые снопы лазерных лучей, посылаемых вражескими бластерами непонятно откуда. Подгруппа Ари продолжала пробиваться через площадь; частые выстрелы противника корежили и без того уже обгорелые автомобили и перевернутые столики, плазменные заряды выбивали булыжники из мостовой. И всякий камень, не состоящий из самых твердых горных пород естественного происхождения, разгоревшись до немыслимых температур, мгновенно взрывался, поливая окружающее пространство множеством мелких осколков. "Чертовы булыжники работают не хуже "лимонок" времен Второй мировой войны..." Ари то и дело прыгал из стороны в сторону, пригибался до самой земли, но один из осколков все-таки угодил ему в ногу, причем довольно чувствительно, невзирая на защитный костюм. Ари замысловато выругался и в следующую секунду схватил еще один осколок, угодивший в куда более чувствительное место, чем нога. Однако ничего не поделаешь, остается лишь бежать дальше, а эти проблемы оставить на потом...
Они подобрались уже почти к самому храму, и тут огненный дождь сделался вдруг столь плотным, что Ари со своей командой пришлось укрыться в домах с левой стороны от площади. Они пробрались в помещение, служившее когда-то универмагом; теперь оно представляло собой зал, полный осколков стекла, среди которых тут и там лежали, сидели и даже стояли раздетые лазерным лучом манекены. Манекены выглядели какими-то удивленными и растерянными.
- Вон они где, босс, - заговорил Мэтт, указывая кивком головы на маковку церкви - еще один обширный купол, которые, видимо, весьма популярны в этом регионе земного шара. - Там, наверху. Никто из наших ровным счетом ничего не сможет сделать, пока не разберемся с этой засевшей во храме Божием шайкой.
- Чертовы сектоиды! - выдал из себя Ари, тяжело дыша. - На самом куполе, да?
- Да. - Мэтт уже подносил к плечу свою ракетную установку.
- Ладно. Вот что, - торопливо начал его инструктировать Ари. - Видишь тот прямоугольный выступ с левой стороны? Там как раз церковный алтарь. Смотри, ни в коем случае его не задень. И вообще, когда будешь стрелять, следи, чтобы даже обломки от взрывов на него не попали.
- Неужели там кто-то из ваших родственников поселился, а, босс? - иронично поинтересовался Мэтт, подводя палец к спусковому крючку.
- Потом объясню. Пока что просто продолжай стрельбу, а у меня тут есть еще одно дельце.
Ари быстро огляделся по сторонам, бросая хитрые взгляды на подчиненных.
- Послушайте, ребята, - проговорил он. - Не найдется ли у кого из вас пары монеток по сотне лир?
Паула и все остальные сквозь защитные массивные пластины шлемов, прикрывающие лицо, ответили такими взглядами, будто их непосредственный начальник только что свалился с Луны или с Сатурна. Ари ответил взглядом деловым и невозмутимым; через пару секунд они один за другим, не переставая, впрочем, недоумевать, принялись обшаривать карманы.
- У меня вот тут доллар завалялся...
- Э-э-э... Вот у меня есть восемьдесят дирхемов. Вот пятьдесят франков, да вот еще кенийский шиллинг.
- Пардон, босс, я обычно не ношу с собой бумажник, когда мы выезжаем на подобные пикники. Мне всегда казалось, что обязательно найдется кто-нибудь, готовый заплатить за мою выпивку...
- Ну ладно, нет так нет, - подытожил Ари. - Придется немного сжульничать. Открывай огонь, Мэтт. И вы все тоже меня прикройте. Не прекращайте стрельбы до тех самых пор, пока... Впрочем, сами поймете.
Ари забросил за плечо свою тяжелую плазменную пушку и перебежками рванулся через площадь, направляясь к тяжелым бронзовым дверям церкви.
Вообще-то эти ворота - далеко не главный пункт назначения, но они могут послужить великолепным прикрытием. Спрятавшись за массивным, выполненным в виде арки церковным тимпаном, нависающим над главным входом храма, он окажется совершенно вне досягаемости для засевших наверху стрелков. Если, конечно, до этого прекрасного тимпана удастся добежать.
Где-то позади за спиной у Ари стучали частые выстрелы из оружия крупного калибра - будто какой-то сказочный великан одну за другой бросал на стойку бара увесистые золотые монеты, расплачиваясь за целую бочку пива. Да, Мэтт хорошо знает свое дело. Высоко вверху с купола храма VI века посыпались целые груды объятых пламенем камней и обломки старинной кирпичной кладки. Среди невообразимого грохота выстрелов и взрывов Ари - по крайней мере, так ему показалось - сумел уловить несколько пронзительных выкриков сектоидов - тоненькие, невероятно высокие голоса. "Замечательно", - пробормотал он себе под нос. Возможность пристрелить сектоида всегда доставляла Ари огромное моральное удовлетворение. Так их, этих гадов, с их ни с чем не сравнимой зловещей внешностью, похожих на похищенных злыми духами детей, превращенных с помощью чар во враждебных и беспощадных, несущих смерть всякому человеку существ!
Ари остановился на углу одной из выливающихся на площадь улиц; перед ним оставался лишь небольшой клочок открытого пространства перед кирпичной стеной церкви. Полковник Икс-команды тяжело перевел дух после быстрого бега и сосредоточился, готовясь рвануться через него.
- Там, сзади! - обратился он по рации к своим подчиненным. - Освещение скоро будет готово, ребята. Ловите на мушку только то, что шебуршится на самой площади. Когда закончишь с церковным куполом, Мэтт, - продолжал он, - приготовься вместе с подгруппой Родди переключиться на центральную часть площади между церковью и гробницей. Примерно через тридцать секунд. Готовы?
По рации несколько раз раздалось: "Так точно!" - командиры подразделений отозвались на речь полковника.
- Мэтт, - снова заговорил Ари, - давай вдарь как следует!
И полковник Лоренц застучал каблуками по древней брусчатке площади, выскочив на совершенно открытое пространство.
Сектоидские снайперы, засевшие где-то на верху храма, не успели выпустить более чем по паре зарядов из своих плазменных орудий. В следующее мгновение ракетная установка Мэтта заработала так, что инопланетяне наверняка четко уяснили себе: жизнь - вовсе не сплошной праздник. Старинной кирпичной кладки карнизы, окружавшие со всех сторон купол собора, в мгновение ока оказались просто висящими в воздухе и в следующую секунду со свистом устремились вниз. "Только не разнеси алтарь, - стучало в голове у Ари, пока он как одержимый замысловатыми зигзагами перебегал к надежному укрытию церковного тимпана. - Не зацепи этот алтарь, ради всего святого!"
Тридцать ярдов до тимпана... Двадцать ярдов...
Вот наконец и спасительный церковный вход. Ари остановился в тени тимпана и выглянул на погруженную во тьму площадь, озаряемую лишь изредка вспышками взрывов и выстрелов. Прислушался. Все увеличивающаяся ярость, частота и интенсивность пальбы позади храма Святого Виталия давали понять, что еще одно подразделение его группы начинает выгонять затаившихся там пришельцев на открытое место. "Давай-ка лучше пошевеливайся, - сказал он себе, - пока эти твари не повыскакивали из-за церкви и не обнаружили тебя как раз посреди площади".
Он еще раз глубоко вздохнул. Даже странно, насколько сладостны такие торопливые вздохи в разгар боя, когда ты не уверен, доведется ли в следующую секунду еще раз набрать полные легкие воздуха... Затем он сорвался с места и, выскочив на площадь, повернул вправо, в направлении массивных ворот мавзолея Галлы Плацидии. Вновь под ногами старинная мостовая, вновь ни единого кирпичика, за которым можно было бы укрыться, вокруг... яркие вспышки и грохот взрывов в ночи. Крики живых, стоны и хрипы умирающих. Сирены тревоги... И стрельба, стрельба, стрельба...
К счастью, ни один- осколок, ни один лазерный луч, ни одна пуля не коснулись его тела. Ари со звоном с разбегу налетел прямо на громадные решетчатые ворота, повис на них, огляделся по сторонам. Ворота оказались заперты: рабочий день музея окончен. Никакой возможности проникнуть вовнутрь и отыскать укрытие. Ладно, черт с ним...
Ари отцепил руки от решетки ворот и опять повернул направо. Вот она, эта гладкая железная коробочка, приделанная к стене возле самого входа в храм, с давно знакомой надписью: "LUMINATIO AUTOMATICO, 200L".
Лицо Ари приняло виновато-грустное выражение; он печально покачал головой,
- Прошу извинить, ребята, - проговорил полковник, поднося к плечу плазменную пушку. Прицелился со всей возможной в этой густой тьме аккуратностью и точным выстрелом снес один из углов железного ящика.
В лицо хлынул жар, едкие испарения расплавленного металла и отвратительная гарь сожженной лазером краски. Ари закашлялся, размахивая обеими руками, чтобы отогнать дым, затем наклонился к земле, рассматривая то, что оказалось под ногами.
"Ой-ей-ей-ей-ей! Черт бы побрал..." - сокрушенно забормотал он. Едва ли не все монеты, вывалившиеся из раскуроченного ящика, расплавились, и перед ним покоилась теперь лишь бесформенная груда металла. Ари послал несколько проклятий своему слишком уж безжалостному оружию. К счастью, вскоре удалось отыскать чуть поодаль пару монет достоинством в сотню лир, выпавших из контейнера одними из последних и оставшихся целехонькими.
- Ну вот и славно, - вполголоса проговорил полковник и выпрямился.
Он отправил монеты в прорезь железного ящика, мысленно произнося молитвы, чтобы механизм не оказался поврежден в результате его стрельбы. Первая монетка пошла. Теперь нажимаем на рычаг. Вторая монетка пошла. Еще раз на рычаг.
А теперь ждите...
Ждите...
И вдруг, как гром среди ясного неба - ослепительное и яркое праздничное освещение. Над Пьяцца де Сан-Витале будто взошло жаркое южное солнце: из десяти различных осветительных систем, расположенных в самых разных местах, ударили ослепительные лучи дуговых натриевых прожекторов. Фасад мавзолея Галлы Плацидии и церкви Святого Виталия и все пространство между ними так и засверкало. Мрачные серые контуры старинных зданий в мгновение ока сделались благородными кладками средневекового красного кирпича с желтовато-белыми известняковыми плитами и несравненным, добытым в древнейшие времена на шахтах, которые теперь уже давным-давно выработаны дочиста, мрамором. Городской совет Равенны по праву гордился этой недавно установленной иллюминацией. Ари как раз рассказывал об этом Жанель, когда они... Сколько прошло с тех пор? А ведь кажется, будто все случилось только вчера!
Прожектора стояли на некоторых домах вокруг площади и прямо посреди мостовой - в специальных углублениях, чтобы не мешали, перед фасадом мавзолея и церкви. Благодаря этим прожекторам вся площадь из окутанного мглой и таящего в себе смертельную опасность пространства превратилась теперь в великолепно освещенный тир для его, Ари, солдат. Посреди моря яркого света тут и там мечутся фигуры пришельцев, согнанных с боковых улиц бойцами Икс-команды. Что ж, ребята правильно поняли, когда он сказал "через тридцать секунд", и начали действовать, не теряя времени.
Вот теперь можно улучить момент и точным выстрелом разорвать цепь, запирающую решетчатые ворота мавзолея, потом пробраться вовнутрь и, устроившись поудобнее в дверном проеме под низкой каменной аркой, открыть огонь из этого надежного укрытия.
Ари оглядел площадь. Самому ему стрелять почти и не придется: там и так уже сплошной ад для пришельцев. Выстрелы из бластеров и плазменных пушек с четырех сторон, направленные прямо в центр площади, где сгрудились остатки вражеского десанта, со свистом разрывают воздух; то и дело мелькают гранаты, ежесекундно лопаются, разлетаясь на куски, камни мостовой... И, величественные и спокойные, посреди всего этого хаоса невозмутимо наблюдают за творящейся внизу резней дворцы римских и византийских времен.
Та часть боевой операции, что сопровождалась этой великолепной иллюминацией, продлилась всего лишь каких-то пять минут. Очень скоро стрельба начала стихать; гранаты уже не взрывались. "Вот и хорошо, - подумал Ари. - Дело в том, что ровно через шесть минут после включения весь свет снова должен погаснуть. Хорошего понемножку. За двести лир больше удовольствий не полагается".
Ари вздохнул, потом усмехнулся и снова направился к запускающему освещение автомату - подобрать еще пару монет. Когда свет загорелся снова, одаривая Икс-команду очередными шестью минутами ярких красок, отдельные группы бойцов уже собрались на площади, подсчитали потери и выставили стражу возле тех инопланетян, кого удалось оглушить и захватить живьем. Среди пленников оказалось несколько мутонов, сваленных большой грудой посреди площади - сплошная куча мускулов. Будто команда профессиональных борцов, покрасивших почему-то свою кожу в зеленый цвет, решила поразмяться детской игрой "куча мала". А чуть поодаль почти без сознания лежал, распростершись на брусчатке, офицер-сектоид. Не задействованные в качестве охранников бойцы Икс-команды занялись обработкой собственных ран. Группа Родди потеряла одного: ему оторвало голову. Мигель получил сильный ожог ноги - прямое попадание из плазменной винтовки. Подобная рана практически не требует никакого врачебного вмешательства, будучи абсолютно стерильной, но всегда есть опасность, что пострадавший в любой момент потеряет сознание от болевого шока. К счастью, Мигелю это, похоже, не грозит. Он бледен как полотно, но держится молодцом.
- Славно поработали, ребята! - произнес командир, когда остальные полукругом собрались вокруг него. - Славно! Ее превосходительство действительно должна всерьез порадоваться. Непременно похвалит, когда вернемся. Всех криссалидов мы выловили? Уверены? Собравшиеся закивали.
- В этом рейде их участвовало не так уж много, босс, - заговорил Родди. - Не сомневаюсь, что сцапали всех.
- Ну, вот и хорошо. Теперь позвоните домой. Пусть пришлют спецов, чтобы ободрали с этого диверсионного корабля все, что можно. А самые важные вещички мы и сами прихватим с собой.
- Паула, - продолжал он, - полезай вовнутрь этой искореженной посудины и первым делом собери весь элериум. Потом, как обычно, сгребайте в кучу все оружие - то, что покрупнее. Когда закончите, расставьте часовых. Специальная команда расчистит остатки, но пока они прилетят, местные жители успеют очухаться и хлынут сюда в поисках сувениров или желая поживиться чем-нибудь ценным. Так... Что-нибудь еще нам нужно будет проделать?
Все до единой головы вокруг Ари закачались из стороны в сторону.
- Славно поработали, славно, - повторил полковник. - Сегодня мы еще раз спасли весь мир. Давайте теперь на всякий случай заново прочешем территорию. Потом - домой. Поспеем как раз к горячему обеду.
Солдаты начали расходиться, намереваясь выполнить последние в этой операции обязанности. Несколько человек на минутку задержались возле Ари.
- А классно получился тот фокус, - проговорила Елизавета, - с освещением. Как ты узнал, что оно вообще тут есть?
Ари улыбнулся, припоминая лицо Жанель, освещенное этими самыми прожекторами, а когда они гасли - хрупким, трепетным пламенем свечи. Да, кажется, они были здесь только вчера... А еще Ари пришло на ум, что кое-что командир боевой группы не должен высказывать вслух.
- Послушай-ка, - произнес он, - когда ты путешествуешь по Европе, то, отправляясь в какое-нибудь новое место, неужели не откроешь прежде соответствующую страничку путеводителя "Мишелин"? Да ты же просто проходишь мимо всех радостей жизни! Надо быть догадливей.
Елизавета ответила лукавой усмешкой.
Они пару минут постояли прямо посреди площади - Ари, Мэтт, Елизавета и еще несколько человек, - просто наслаждаясь тишиной. Как резко вдруг обрушивается тишина, когда затих наконец ожесточенный бой!
- Чья это церковь, босс? - заговорил Мэтт, глядя на тимпан храма, уже не укрытый, как тогда, когда под ним скрывался Ари, густой тенью. Верхнюю часть арки украшали резные, ярко раскрашенные изображения святых, целого сонма ангелов и множества легендарных библейских зверей. Персонажи Священного Писания смотрели на группу усталых вооруженных людей спокойно и бесстрастно.
- А храм действительно что надо, - добавил Мэтт, переводя взгляд на командира.
- Множество самых разных людей приложило руку к тому, чтобы его построить... Однако большая часть работ велась по повелению императрицы Феодоры - по крайней мере, если говорить о первоначальном варианте здания, - отозвался Ари.
Он не смог сдержать улыбку, вспоминая о знаменитой императрице. Религиозное чувство Феодоры вспыхивало лишь тогда, когда оно могло послужить ее земным целям. Однако если уж эта коронованная особа строила храм, то это был настоящий храм.
- Нет, я имел в виду, какому святому она посвящена?
- Святому Виталию, - сообщил Ари.
- Это... Он, кажется, как-то связан с брадобреями, что ли? - прищурился Мэтт.
- Послушай, дружище, - необычайно красноречиво принялся читать нравоучение Ари. - Мэтт, ты прямое доказательство триумфа примитивной поп-культуры и сплошного декадентства современного общества, ведущего к полному упадку классического образования. А впрочем, - добавил он примирительно, - покуда идет война с пришельцами, все это не слишком много значит. Пошли, ребята. Созывайте всех наших да поедем домой.


далее: ГЛАВА 2 >>

Диана Дуэйн. Икс-Команда
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация